Санкт-Петербург
пр. Невский, 151

Посмотреть на карте
Время работы:
с 09.00 до 21.00

info@burve.ru
+7 (812) 922-77-35
+7 (911) 922-77-35

"Ничтожность сделки по договору цессии" или "Как оспорить обязанность отвечать по долгам?"

06 марта

Уступка прав требования или договор цессии является одним из самых распространенных договоров в коммерческой практике. Этот договор применяется тогда, когда кредитору необходимо перевести имеющийся перед ним долг другому лицу. В практике, при заключении договора уступки права требования, могут возникнуть некоторые вопросы о признании цессии недействительной.

На основании п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. В силу п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

В ст. 386 ГК РФ установлено, что должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Недействительность уступаемого требования не может являться основанием для признания договора цессии недействительным, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 168 Гражданского кодекса РФ, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 данной статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В п. 1 ст. 390 ГК РФ установлено, что цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором. Как установлено п. 3 данной статьи, при нарушении цедентом, в частности, вышеупомянутых правил цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

Положения гражданского законодательства предусматривают иные последствия (п. 3 ст. 390 ГК РФ), чем признание договора цессии недействительным, если недействительным является передаваемое по такому договору требование.

Нынешняя ст. 390 ГК РФ устанавливает ответственность цедента перед цессионарием за недействительность переданного ему требования. Но помимо этой ответственности законодатель устанавливает условия, которые должен соблюдать цедент, а именно:

- уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

- цедент правомочен совершать уступку;

- уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

- цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъявляемые к уступке. При их нарушении цедентом цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков. Можно привести следующий пример из судебной практики. Договором подряда было предусмотрено, что стороны не имеют права передавать свои права, обязанности (на основании договора цессии либо иным основаниям) и обязательства по этому договору подряда третьим лицам без письменного согласия другой стороны. В нарушение этого положения договора кредитор (цедент), выступавший по договору подрядчиком, передал свое право требования оплаты выполненных работ по договору третьему лицу (цессионарию). Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что возможность уступки права требования (цессии) по названному договору допускается исключительно с согласия другой стороны. Доказательств получения подрядчиком-цедентом такого согласия от заказчика-должника в материалах дела не имеется. При таких обстоятельствах и руководствуясь ст. 168 ГК РФ, кассационная инстанция посчитала, что апелляционный суд правомерно и обоснованно признал договор цессии недействительным.

При уступке будущих требований актуализируется вопрос об ответственности цедента за действительность уступаемых цессионарию требований, имеющих свои особенности. При ответственности за действительность существующего требования внимание уделяется факту наличия такового к моменту совершения распоряжения. При этом цедент уже не может повлиять на этот факт.

В случае недействительности (отсутствия) требования в силу его ничтожности либо оспаривания основания его возникновения, наступает недействительность основания уступки требования, и самой цессионной сделки. В данном случае на цедента возлагается обязанность по возврату полученного за требование предоставления в рамках последствий недействительности сделки. Кроме того, он несёт иные вытекающие санкции. При уступке будущего требования участники цессионного соглашения четко осознают, что данное требование отсутствует в объективной юридической действительности, но оно возникнет через определенный промежуток времени.

Данное возникновение напрямую зависит от цедента, который приобретает оговоренное требование в результате заключения определенного договора. При этом ни сделка-основание, ни собственно распоряжение будущим обязательственным правом, совершенные с соблюдением всех требований закона, не могут считаться недействительными.

Сама сделка цессии в этой ситуации является недействующей, не влекущей непосредственных правовых последствий до момента наступления необходимого условия – возникновения оговоренного требования.

Сделка-основание уступки, напротив, проявляет свое действие с момента совершения. Представляется, что именно она в равной степени обосновывает и обязанность цессионария по совершению предоставления за уступаемое право, и, что гораздо важнее, обязанность цедента по совершению действий, влекущих переход требования к новому кредитору.

В соответствии с вышеизложенным можно считать, что при соглашении об уступке будущего требования возникает обязанность цедента перед цессионарием заключить в определенное время определенный гражданско-правовой договор со своим перечнем условий.

Таким образом, ответственность цедента за действительность будущего требования означает, в первую очередь, ответственность за его возникновение. В случае если в установленные соглашением сторон сроки будущее требование так и не возникло (соответствующий договор не был заключен), надлежит вести речь об ответственности цедента за неисполнение своей обязанности. При этом речь идет именно об ответственности, а не о мерах защиты в виде возврата полученного предоставления. Несостоявшийся цедент должен возместить цессионарию и реальный ущерб (в размере полученного встречного предоставления), и упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ). Последняя определяется разницей между размером предоставления со стороны цессионария, и размером будущего требования, согласованного в договоре об уступке.

Об услугах "Правового Центра Бурве"

Для защиты в суде в случае необходимости признания сделки недействительной Вы можете обратиться к нам, перейдя по ссылке

Контактная информация

Адрес: г. Санкт-Петербург, Невский пр-кт д.
151


E-mail: info@burve.ru
написать письмо
Заказать
обратный звонок
Все поля обязательны для заполнения
Спасибо!

Ваша заявка успешно принята!
Наши специалисты свяжутся с Вами.

Написать письмо Все поля обязательны для заполнения
Спасибо!

Ваше сообщение отправлено!

Отправить заявку Наши специалисты свяжутся с Вами
для подтверждения заявки
Все поля обязательны для заполнения
Спасибо!

Ваша заявка успешно принята!
Наши специалисты свяжутся с Вами.

Написать письмо
Введите код с картинки:
* — Поля, обязательные для заполнения